«Декабрь морозит в небе розовом…»

Декабрь морозит в небе розовом,
Нетопленный чернеет дом,
И мы, как Меньшиков в Березове,
Читаем Библию и ждём.
И ждём чего? Самим известно ли?
Какой спасительной руки?
Уж вспухнувшие пальцы треснули
И развалились башмаки.
Уже говорят о Врангеле,
Тупые протекают дни.
На златокованом архангеле
Лишь млеют сладостно огни.
Пошли нам долгое терпение,
И лёгкий дух, и крепкий сон,
И милых книг святое чтение,
И неизменный небосклон.
Но если ангел скорбно склонится,
Заплакав: «Это навсегда»,
Пусть упадёт, как беззаконница,
Меня водившая звезда.
Нет, только в ссылке, только в ссылке мы,
О, бедная моя любовь.
Лучами нежными, не пылкими,
Родная согревает кровь,
Окрашивает губы розовым,
Не холоден минутный дом.
И мы, как Меньшиков в Берёзове,
Читаем Библию и ждём.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

«Декабрь морозит в небе розовом…»

Декабрь морозит в небе розовом,
Нетопленный мрачнеет дом.
А мы, как Меншиков в Берёзове,
Читаем Библию и ждём.
И ждём чего? самим известно ли?
Какой спасительной руки?
Уж взбухнувшие пальцы треснули
И развалились башмаки.
Никто не говорит о Врангеле,
Тупые протекают дни.
На златокованном Архангеле
Лишь млеют сладостно огни.
Пошли нам крепкое терпение,
И кроткий дух, и лёгкий сон,
И милых книг святое чтение,
И неизменный небосклон!
Но если ангел скорбно склонится,
Заплакав: «Это навсегда!» —
Пусть упадет, как беззаконница,
Меня водившая звезда.
Нет, только в ссылке, только в ссылке мы,
О, бедная моя любовь.
Струями нежными, не пылкими,
Родная согревает кровь,
Окрашивает щёки розово,
Не холоден минутный дом,
И мы, как Меншиков в Берёзове,
Читаем Библию и ждём.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *